Lera Lotos
Автор: Белая Волчица
Бета: Linara19
Фандом: Ориджинал
Жанр: ангст, фэнтези
Тип: джен
Рейтинг: G
Размер: Виньетка
Статус: закончен.
Размещение: только с разрешения автора.

Хранитель детства


- Пойти на прогулку было идиотским решением.

- Агась.

Я злюсь. Грязно, вокруг очень грязно. Запачкано новое платье, макияж смылся, под глазами черные страшные подтеки! Снимаю босоножки, чтобы хотя бы их спасти. Теперь иду по умытому, но такому же грязному, как раньше, тротуару, мокрая до нитки, держа обувь в руках. Одежда липнет к коже, волосы кажутся холодными водорослями, закинутыми за шиворот. Мерзко. Под ногами то и дело попадаются маленькие острые камушки и битое стекло. Приходится постоянно смотреть под ноги, да смахивать со слипшихся ресниц очередные дары дождя...

- Это не дождь. Я бы сказал, это скорее ливень.

- Не особо приятно, когда читают твои мысли. Да еще в такой ситуации.

Голос весело хмыкает. Настроение тут же еще больше портится.

- Раньше ты радовалась дождю, помнишь?

- Босоногой соплячкой? Не смеши меня!

- Ты стала слишком взрослая, агась?

Я прибавляю шагу. Дождь усиливается, подул слабый ветер. Легкое летнее платье, словно вторая кожа, приникает к телу, от чего хочется его сдернуть, откинуть подальше от себя. Сильный порыв ветра, от которого жалобно, прощально трещат деревья, со свистом дует прямо в лицо. Стало холодно.

- У тебя задубела душа. Жаль, что так вышло.

Эти слова смешиваются с шумом и криком разбивающихся об асфальт капель.

- Что значит «задубела»? – я начинаю замерзать и хочу рвать и метать от негодования, - Что это зна-а-ачит? – мой крик задул ветер. Как свечу, так же легко.

- Не бойся. Так со многими происходит. Ты просто стала другая. Жаль.

Голос бархатный, обволакивающий. Ответ не принес сознанию должного прояснения ситуации, от этого стало как-то обидно и чуточку страшно. Ветер никак не успокаивается, а дождь все усиливается, теперь льет вперемешку с градом.

Бежать, надо бежать в укрытие! Камни и стекла жгут ноги, как угли, режут ступни, как кинжалы. Лед с неба все яростней бьет кожу, ветер ледяным дыханием толкает в спину...

- Прекрати это, прекрати, прекрати! Я больше не могу!

Кричу ему, задыхаясь от бега, но он тихо смеется. Спокойно, по-домашнему. Ну, хотя бы смех теплый.

- Остановись уже, не убежать ведь. Передохни, агась?

Я оступаюсь и падаю. Прямо в лужу. Колени в кровь, на ладонях синяки, самолюбие ущемлено, босоножки утонули в грязи. И стоило тогда так долго их спасать, не жалея своих ступней?! Град яростно вгрызается в спину, больно бьет по затылку, раз за разом врезается в мое мутное отражение в луже.

- Могу дать амнистию. Хочешь?

Я злобно бью кулаком по асфальту, и рука через мгновенье ноет от боли.

- Хочу, черт возьми!

Все стихло так же внезапно, как и началось. Солнышко вальяжно выбирается из-за туч, и его согревающий свет дотрагивается до моих щек. Поднимаю глаза к небу.

- Р-радуга, - срывается с губ восторженный шепот. Она обнимает небо, эта радуга. Широкая, будто дорога, ласково прижимает к себе легкие облачка и угрюмые грозовые тучи, подпоясывает небо, улыбаясь всему миру. Это была самая прекрасная и самая нереальная радуга из всех, что я когда-либо видела.

Не получается выпустить из легких воздух, дыхание сбито, сердце, как одержимое, пытается пробить ребра, а в голове пусто... Я, как воздушный шарик, такая же легкая сейчас, меня раздувает, разрывает от восторга. Ощутимый. Осязаемый. Детский.

- Нравится?

И этот голос греет не хуже самого летнего солнышка.

- Агась, - с наслаждением выдыхаю я.

- Пойти на прогулку было идиотским решением, согласен.

Эти слова заставили меня вздрогнуть.

- Что ты хочешь сказать?

- Ничего, правда, ничего. Просто теперь тебе будет немного жаль со всем этим расставаться. Но насладись как следует этим восторгом. Будучи взрослой, ты никогда не будешь так же любить этот мир, как сейчас. Счастье не исчезнет, но его будет вечная нехватка. Насладись.

Я поднимаю глаза к небу. Радуга все еще там, да только она больше... не улыбается. Не обнимает. Не опоясывает. Это самая обыкновенная радуга. Она радует глаз, да, но нет в ней чего-то... Она больше не вызывает того ядерного взрыва чувств, не затрагивает тех струн души, которые пели мгновение назад.

- Я не хочу... – слезы застилают взгляд. Грязная, мокрая, растрепанная стою на четвереньках в луже и реву. Саднят колени, ступни, ладони, болит спина, но все это меркнет перед той пустотой, что образовывается внутри. Я не чувствую. Не чувствую тот восторг!

- Не хочу, не хочу, не хочу!

Откуда-то взялись люди, они заполоняют улицы. По сторонам никто не смотрит, все взгляды прикованы ко мне. Прохожие останавливаются рядом, и, наконец, их уже целая толпа! Люди тянут ко мне руки и говорят, зовут:

- Посмотри на себя! Ты должна перестать плакать, тебе не должно быть дела до неба. Вставай, пошли, мы покажем тебе дорогу. Побежали с нами. Побежали с нами в серую жизнь.

- Не хочу, не хочу, не хочу!

- Тише, успокойся! – тревожный голос вырвает из сна, - Ты чего кричишь?

Я окончательно просыпаюсь, по спине струится пот, все щеки в слезах. Рядом сидит мать и тревожно шепчет мне что-то. Я не вижу в темноте ее лица, не понимаю слов, что она говорит мне, но сейчас она волнуется за меня.

- Все... - я всхлипываю, - Все хорошо. Просто кошмар. Иди спать, ма, все в порядке.

Мать встает и направляется к двери, но задерживается на пороге.

- Точно все хорошо?

- Да. Мам, скажи, а тебе нравится радуга? – робко спрашиваю я.

- Радуга? Хм, пожалуй, нет. Я люблю грозу, когда молнии сверкают ярче звезд. На душе сразу становится празднично, торжественно, от того, что рядом такое творится. Гроза меня приводит в восторг.

- Восторг? – тихо уточняю, но она не слышит.

- Спокойной ночи, доча.

Мама закрывает дверь, оставляя меня одну. Сердце часто-часто колотится, мысли смешиваются, в голове каламбур. Почему именно эти слова? Почему она сказала «восторг»?

Я ложусь и закрываю глаза, и сон тут же наваливается мне на веки, прижимает к кровати. Уже в полудреме, почти заснув, я снова слышу бархатный теплый голос.

- Видишь, можно повзрослеть, не зачерствев душой. Все зависит от того, хочешь ты этого или нет. Если опять станет трудно, позови меня.

- А... кто... ты? – проваливаясь в сон, слышу тихий шепот.

- Хранитель детства.

Я невольно улыбаюсь, из последних сил стараясь не уснуть, но дрема сильнее меня.

- Я хочу... хочу чувствовать тот восторг.

Он опять тепло смеется. Мне от этого стало спокойно и хорошо...

Улыбаясь, я засыпаю.



@темы: Творчество, Рассказ на ночь, Ориджинал, Белая волчица